На путь возвращения

На путь возвращения в Болгарию, Дунайские княжества и Турцию прежде всего стали болгарские горожане, обманувшиеся в надеждах на устройство в городах Бессарабии, о чем подробно сказано выше. Некоторые горожане, поселившись в Кишиневе и не добившись там продовольственной помощи, заявили о намерении вернуться на родину из-за бедности и необходимости найма квартир, отсутствия помощи и защиты от «различных угнетений», которые они испытывали. В октябре 1830 г. упомянутые выше 9 семей, поселившихся в Измаиле, просили выдать им заграничные билеты по тем же причинам. Многие же ушли из-за трудностей, встреченных при попытках приписаться к бессарабским городам. (далее…)

После пребывания сперва

После пребывания сперва в Одессе, а потом в Бессарабии, он, израсходовав значительную часть своих денег и имущества, называл себя «бедным», обремененным семьей, и в апреле 1831 г. по этой причине просил разрешить ему вернуться на родину.

В большинстве случаев переселенцы заявляли о своем желании свидеться с родственниками или выехать для раздела с ними имущества. Были и такие, которые, не найдя своих родственников в Бессарабии, решались искать их в Бухаресте или в других городах за Прутом. (далее…)

Многие болгары

Многие болгары не хотели мириться с самой мыслью о необходимости прекращения этой борьбы с окончанием войны между Россией и Турцией и были готовы продолжить ее собственными силами, стать на путь самостоятельных вооруженных выступлений против турецкого ига.

Подготовка к вооруженному восстанию началась фактически уже вскоре после занятия Сливена русскими войсками. Капитан русской службы Георгий Стойко Мамарчев-Буюкли, болгарин, уроженец г. Котел, прибыл тогда же с русскими войсками, по одним данным, в родной город, а по другим,— в Сливен. (далее…)

Переселяясь в Россию

Переселяясь в Россию и другие страны, болгары должны были покинуть свою родину, а вместе с тем и большую часть состояния, нажитого ими и их предками. Далеко не все могли воспользоваться правом распродать свое добро, так как на этот путь стали целые деревни, села и города, как, например, Сливен, Ямбол и Бургас. Уезжавшие, понятно, не находили покупателей на оставляемое имущество. С. Табаков повествует о сложных и противоречивых чувствах, охвативших многих переселенцев. С одной стороны, они были полны решимости оставить родные места, с другой, — не могли примириться с самой мыслью бросить Hia произвол судьбы свои дома и имущество. Он описал драматические эпизоды массового предания огню домов, хозяйственных построек и прочего — лишь бы они не достались врагу. (далее…)

Однако он не добивался

Однако он не добивался решительного улучшения положения христиан — подданных султана, оставшихся под его властью. Заключая Адрианопольскпй мир, самодержавие, в силу сложившейся внешнеполитической обстановки, было вынуждено удовольствоваться незначительными уступками султана в пользу населения Болгарии. С этой целью в мирный договор включалась особая — тринадцатая — статья, предусматривавшая, что Россия и Турция даруют «прощение и совершенную амнистию» всем своим подданным, которые во время войны принимали участие в военных действиях или своим поведением и мнением выражали приверженность к какой-либо из договаривающихся сторон. (далее…)

Массовое переселение

Массовое переселение из Болгарии в Буджак, Новороссию и Дунайские княжества происходило после заключения Адрианопольского мира. Договор не оправдал надежд болгар на освобождение своей страны и на создание нез!ависимого Болгарского государства. Этот жизненно важный вопрос откладывался на неопределенное время. Болгары и гагаузы оставались пока под властью султанской Турции. Помимо территориальных уступок в Малой Азии в пользу России, Турция бьша вынуждена согласиться на признание автономии Молдавии, Валахии и Сербии и независимости Греции. Все эти уступки, по мнению С. С. Бобчева, в Болгарии были истолкованы как «предвестники болгарской свободы, идущие с севера». (далее…)

Хотя поток иммигрантов

Хотя поток иммигрантов возрастал, матросы и судостроители по-прежнему отсутствовали, и Воронцов должен был примириться с необходимостью разрешить въезд в Россию болгарам вообще. Об этом свидетельствует такой, например, факт. 18 июня 1829 г. дежурный генерал второй армии Обручев в своем открытом письме эмиссарам Кумбари, Феогности и Ко-киносу сообщал о поручении Воронцова отправлять в Россию «христиан, желающих в ней поселиться». Комендантам Месемврии, Анхиало, Бургаса и Созополя вменялось в обязанность оказывать эмиссарам полное содействие. Ни словом не упоминается о том, что следует вывозить только моряков или судостроителей или же оказывать им предпочтение перед другими иммигрантами. (далее…)

основным препятствием

Таким образом, основным препятствием, стоявшим на пути освоения колонизационного фонда на юге России русскими крестьянами, в предреформенный период являлось крепостничество, а его остатки продолжали тормозить колонизацию и после первой русской буржуазно-демократической революции. (далее…)

Румелии

Румелии, которые «…за преданность нам, очевидно, повергнутся опасности и гонению среди турок и будут искать защиту у войск наших». Таким образом, помимо матросов и судостроителей, к переселению допускались не все желающие, (а только те, которым угрожала явная опасность репрессий со стороны турок. Такое ограничение допуска болгар в Россию сохранилось в переселенческой политике царизма и впоследствии. В правительственных кругах были и противники переселения из Болгарии вообще. Один из них — министр финансов Е. Ф. Канкрин — полагал, что заселение Новороссии следовало производить только за счет русских даже и в том случае, если бы из-за этого «…край развился несколько позже». (далее…)

Выполнение обязательства

Выполнение обязательства ставилось под надзор Попечительного комитета. Для этой цели последний предлагал использовать в Крыму в первую очередь одиноких или бессемейных, которые, «приобретая себе пропитание», работали по найму и на родине. Нанимаясь, они должны были получать срочные паспорта. На таких же условиях на работы могли быть направлены и семейные переселенцы. При этом за Попечительным комитетом сохранялось право рассматривать и утверждать контракты, заключенные между нанимателями и нанимаемыми, и ежегодно обменивать паспорта последних. (далее…)